Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Еще одна форма странной не-чужести, как "мы одновременно пили из одного родника", или "мы гладили одну собаку", или "нам нравятся одни стихи", или "мы нечаянно купили одинаковые футболки": у нас керамическая посуда одного мастера.

Если считать во всех системах координат сразу, никого и ничего чужого не останется. Даже если хотеть, чтобы кто-то был тебе чужим. Это в целом тоже история о лимбе с "Лавлесс". Только без лимба, и все происходит в границах твоего сознания; а в лимбе нет уже разницы между "внутри" и "вне", и все границы фантомны.

О керамике: смоталась вчера перед шведским к Келе, забрала своего керамического кота (керамический кот - это как электрический пес наоборот, и лучшее решение для осени, и единственный живой кот, которого я могу завести) и цопнула пиалку "по пояс в зеленых водах" - так получилось, что даже дважды цопнула.

Осенью хочется умножать число необязательных красивых вещей в своем владении и окружаться ими.

Об одинаковых футболках: мы тут с Кромвелем независимо друг от друга купили в отделе мерча на выставке Васи Ложкина шмотки про кота, стоящего в луче света из холодильника (как в луче прожектора на войне). "Жрешь, пока Родина спит?!". Агаааа. Меа кульпаааа.
Я вообще хотела "Марсиане, заберите меня отсюда!", но моего размера не было уже, а ближайший подходящий успела цопнуть Реда.

Коллективное посещение выставки вышло про много фотографироваться, очень резвиться, обсуждать детали, находить новых смыслов (как высекать новых искр, стукаясь каменным бочком себя о каменный бочок товарища), пять раз все везде обойти в разные стороны вокруг, узнать себя тут и там и покататься Ласькой на кресле-мешке. Персонал выставки смотрел на нас, как на цирк на выезде, и в финале не выдержал и подарил нам бонус как, цитирую, самой веселой группе. Большую связку гелиевых белошариков, наученных исполнять желание в обмен на выпуск в ледяное октябрьское небо. Ну что ж...

Вася Ложкин крутой.

И вот эта его четко сформулированная цель: рисовать, чтоб человек, встающий перед картиной, испытывал ААААЫЫЫЫЫ - четко исполняема раз за разом.

И целое, и детали.

И, как ни шути про "традиционные русские ценности в произведениях Васи Ложкина", "раскрытие темы детства, лейтмотив абсолютной детской доверчивости и момента инициации во взрослого в произведениях Васи Ложкина", "три грани патриотизма Васи Ложкина", это чистая бездонная экзистенциальная тоска под обложкой блядского цирка, а настолько душераздирающе - потому что правда. Нельзя стоять перед картиной слишком долго и вглядываться: можно нечаянно погрузиться, идентифицироваться/вчувствоваться и зарыдать. Это все одновременно бесконечно неласково и бесконечно ласково, из-под слоя ярких красок просвечивают сразу Филип Дик и Федор Достоевский, и глаза чудовищ, в которые предлагается посмотреть, могут стать твоими глазами. Все очень просто. А так любимо народом - потому что так узнаваемо. И еще по тем же причинам, по которым любимы черные и самые черные анекдоты.

Что рисует Вася Ложкин? 1. Простые жестокие законы жизни. 2. котиков. 3. происходящее, доведенное до абсолюта, в его предельной ясности.

Ходить на выставку Васи Ложкина компанией циничных друзей - отлично; а в сопровождении любимого искусствоведа (и Неизменного Собеседника) - бесценно.

"Смотри, цвета этой рубашки - прямо Кранах!"

Когда Пелевин использует слово "жесткий" - это вот о таком, как рисует Вася Ложкин, представляется мне.


Далее писать некогда, оттого ссылки на ВК:
- Филинн про выставку (и наш на ней след));
- я про пиалку;
- я про кота (и с картинками);
- я про осень и вчера, про сегодня.