Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Топ ощущений/впечатлений этих выходных, в жанре "что-то такое совсем новое, хотя казалось бы".

Зрение: кактусы в Бродском на ярмарке "Фактура" в Ельцин-центре. В смысле, мелкие кактусные детки в хипстерских цилиндрических горшках, оклеенных страницами со стихами Бродского. // и еще тот чувак от мастерской "Рогатый кот", которого я спонтанно купила и не менее спонтанно подарила Постуму.

Обоняние: духи "кожа, дерево, марихуана" на той же "Фактуре".

Осязание: обнимать Псоя Короленко после двухчасового концерта (и после того, как он нарисовал мне еще двух котиков-на-книгах в мое котиково-книжное стадо) - и быть обнятой им в ответ, внезапно очень искренне и очень тепло.

Слух: концерт Псоя Короленко в "Доме печати". При всех издержках клуба, акустика там хороша. И концерт был ОЧЕНЬ КРУТОЙ.
Если сужать, то "Иволга" на стихи Заболоцкого, пожалуй. Проняло. И "Диктум". Срифмовавшийся среди меня с одной из моих любимейших Тиккиных песен, которая на стихи Алисы Орловой и "Скарачула Марачула".

Вкус: трдельники ("трындельники", как говорит Постум) на "Фактуре": классические, с сахарно-коричной посыпкой, горяченькие, свежие, а внутри - банан, грушенька, яблоко, виноград, нектарин и взбитая сливка. Отличная тема - класть фрукту в трдельник!

- - -

В остальном: Эролин приезжала. Подарила много радости, браслет с котенькой и мем про влагалищную моль.

Концерт Псоя мы с Н.С. разделили с Бустрофедоном и Майвэ. И Квадрик была где-то рядом.

И потом мы славно тусили на аллейке напротив Магнума - винно, сидряно и коньячно; и дома у меня - лимончеллово и чайно.

В эти выходные было особенно прекрасно быть нами и с нами.

Еще я дочитала "Моряка, которого разлюбило море" Юкио Мисима и "Дикого лебедя и другие сказки" Майкла Каннингема (кто как готовится к игре по "Лавлесс", ага); сейчас нахожусь посередине между одной книгой Желязны и двумя книгами Псоя Короленко.

Хожу и пою. И цитирую.

- - -

Много чистой, беспримесной радости. И недосыпа.

И было - как подпрыгнуть, поймать ветер и лететь на нем сколько-то минут. Часов. Дней.
Тратить безоглядно, легко, не жалея - время, энергию, силы. Жить безоглядно. Как и надо бы, но не умею. Только вот могу иногда, и так приятно мочь.

- - -

Узнала кроме того, что клубящиеся пенно цветы под стенами крыльца Ельцин-центра - гортензии. Те самые, о которых Введенский писал мое любимое его (и самое попсовое свое) стихотворение.

Испытываю по этому поводу странные эмоции.

И мне, если честно, магнолия больше нравится.

- - -

Слишком много в жизни, слишком мало в интернете. Фокус происходящего: вне речи.

Есть немного слайдов откуда-то сбоку.

И значок с белым разноглазым котенькой. И крем для ног. И новые безумные круглые очки (момент, где Кио будет смыкаться с Рыжим, не все же опираться на Табаки и на рассказах Виктории Райхер паразитировать, на "Янтаре" там, на "Биме один"...)).
Я стремлюсь замкнуть приобретения в физически ощущаемые формы, вот в чем дело. Остановить мгновенье вещами. Сохранить в вещах, как в янтаре сохраняют мушек. И потом окружить себя этими вещами, какими-то даже обвешаться, и без них получаюсь более обнажена, чем без одежды. Моменты комфорта. Поэтому и прилезаю там с черного хода в хипстерскую субкультуру, и тащу из нее всякое. Немножко с ними заодно - но не там, где предполагалось и декларировалось, ради чего она.