21:00 

Леголаська
"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Когда нам неделю назад сказали про контрольную по шведскому, я почувствовала, что вечер четверга будет самым крутым на этой неделе. Но не подумала, что настолько.

Подробности когда-нибудь.

Или нет.

Тут могло бы быть много восклицательных знаков и глупых милых смайликов-сердечек, но будут котиковые картинки, не имеющие никакого отношения ко всему вышесказанному.
(хотя, ну, Тройка Отвечающих Первыми была Клуб Любителей Котят).

Вот, например, гифка про нас с Н.С.

Это я не верю своим глазам.

Это через котика осуществляется связь человека с богом.

Это памятка танцору шотландского танца, которую нарисовала Дуся, и все как полагается: в руках - котята и помидорки, в ногах выворотность, на полу грибов нет.

Это, когда зима, я в домике.

Это гейша с котиком и прической модерн, 1910 год, говорят.

А вообще: меня ловят на немецких словах. Когда я забываюсь и расслабляюсь, немецкие предлоги и глагольные окончания норовят вылезти отовсюду. И еще вот что: я, когда читала "Трех товарищей" давным-давно, хотела быть как Ленц ("Но этот другой пусть будет как Череп", ага); и вот: кажется, так стало.

Который раз убеждаюсь, что ВВЧ своими мимолетными высказываниями/действиями достает глубже, чем кажется. Иногда до самой сердцевины сути.
Не помню, насколько быстро я это просекла; но теперь уже по привычке верчу, верчу все эти мелочи, формулировки, ляпы, бряки, вглядываюсь в них так и этак - до щелчка; ни разу не пожалела.

И еще: так странно, мягко, нежно почти до слез - когда-то тебя сравнили с неизвестным, а потом неизвестное становится чуть известней и оказывается оченьочень красивым, гармоничным, наблюдательным и умным; так... течешь, как вечерний ручей.

Вот: я не выдержала и все-таки пишу. Пишу все-таки.

Мир пахнет земляным, асфальтовым и мокрым. Весенним. Я снова становлюсь токсикоманом. То есть, ну, теперь и снаружи.
Нюхать не нанюхаться.

Улица Мамина-Сибиряка подарила мне потрепанную белую хризантему. У дома, где я жила всю жизнь, только я жила максимально близко к надписи "КНИГА" и максимально далеко от надписи "МЕЛОДИЯ" (символично до предела), а хризантема (хрю! хрюзантема) лежала у "МЕЛОДИИ".

Товарищ Н. (надо придумать обозначение! придумать! срочно! ну, то есть надо, чтобы оно само пришло, конечно, но в этом мире ничто само не приходит просто так) нашла на Карла Либкнехта отставшего от Санта Клауса оленя, впряженного в санки, отставшие от стены. Олень движется к вокзалу. То есть на север. Санкам нужен клей.

Саунтрэк сердца: "Манифест", "Латинский квартал", "Вперед и вверх".

@темы: чужое и прекрасное, крылатые сандалии, svenska

URL
   

Дорога на юг

главная