Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных


"Ненастоящее, которое хочет стать настоящим,
часто становится более настоящим, чем само настоящее"
(с) Терри Пратчетт.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:52 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
А я вот из Стамбула вернулась, например, и у меня есть две новости, плохая и хорошая. Хорошая: мой отпуск был дивно прекрасен. Плохая: к завтрашнему утру он истечет.

Чего интересного пропустила? А? а? Не была тут больше двух недель, только в инстаграм заныривала и в ВК бывала.

00:03 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Засыпаю сидя. Что-то наверняка забыла сложить в рюкзак, но уже не понять, что. Пять гаджетов, пять зарядок. Паспорт. бабло. Две с половиной баночки слез, на всякий случай. Далее как-нибудь разберусь. Через два часа подъем. Ночной завтрак, таксо в аэропорт. Долгая пауза в Шереметьево. Дорогой друг, обещавший приехать с винищем, несмотря на восемь утра. Еще один самолет. И почти две недели любимого Стамбула впереди.

На связи в инстаграме и вк. Буду ли бывать здесь, загадка.

Всем крутого июля!

10:55 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
О троллинге как форме защиты.

07.07.2017 в 10:41
Пишет Mim:

Бремя Троллей
Логика «троллингу все равно придется учиться: если не ты, то тебя!» – это логика империи, логика экспансионизма, причем в паникерско-истерической интерпретации. Я и граница меня существуют только до тех пор, пока я максимально отодвигаю эту границу от себя (подминая и захватывая чужое). Другого способа сохранить себя, кроме создания экстенсивно-пространственного барьера между собой и окружающими, не существует, поскольку я сам принципиально слаб, неустойчив, уязвим к манипулятивному воздействию – если до меня доберутся, то я буду порабощен. И поскольку другие рассуждают так же и стремятся поработить всё, включая меня, то я должен быть Империей, если не хочу быть рабом чужой Империи.
Интересно, что личность здесь мыслится как постмодернистский воспринимающий ноль. Она суть абсолютная функция – всегда движется, но нигде не присутствует и не имеет собственного содержания, помимо графика движения. Именно поэтому не существует ни реальных границ «моего», которые я был бы в состоянии сохранить от воздействия «чужого», ни какого бы то ни было позитивного содержания, которое возможно было бы предложить окружающему миру – троллинг есть чистый негатив, манипуляция ради возможности манипулировать. Это не удовольствие даже, это тяжелая обязанность, власть без очевидного профита, «Бремя Белого Человека» – но без дающего уверенность в своей правоте и (как следствие) психологическую стабильность концепта Белого Человека. Тролль – несомненно, вершина цивилизации Постмодерна, но при этом не носитель культуры, не носитель цивилизации, не носитель идеалов, даже не носитель Самости. Он суть витальность ради витальности, человек, эволюционировавший до стадии амёбы.

урл-урл.

@темы: чужое и прекрасное

10:46 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Мне проспойлерили, что я стала объектом заговора. И подарили кружку, на ручке которой сидит горгулья Виргилиуш.

Ну то есть как. Автор кружку собирался разбить - за то, что она неудавшийся опыт, - и оставить только горгулью. И тут все во мне засопротивлялось. Горгулья очень трогательный. Сидит, обняв руками коленочки. Криво улыбается. Как можно лишить его цельности дома? Осиротить? И я сказала: а можно, я заберу эту кружку, чтобы любить?
Думала, выйдет что-то типа акции "спаси урода". Дня защиты глиняных горгулий от жестокого обращения.
Но я себя недооценила. И свою способность спонтанно и глубоко возлюблять неидеальное, несовершенное, неудачное.
Вчера вечером пила чай только из этой кружки, примеривалась. И половину ночи. В час смотрю: ого, ничоси, я так с этой кружкой сроднилась, да я же прямо ВСЕМ СЕРДЦЕМ С НЕЙ, и какая же она отличная и нравится мне ЦЕЛИКОМ! (до этого нравилась только отдельными особенностями и деталями, типа потеков стекла и пузыриков - или нежно-белого нутра - или клеверной формы верха). И какая она крутая в полутьме. И на ощупь. Очень многообразная рельефом, гладкая, и как будто отзывается лаской на ласку. И давно я так удачно, ловко и стремительно не понимала про вещи, сопровождающие меня фоном; те, которые берешь между делом, на которые между делом глядишь; про вещи периферии, про вещи тени, про вещи-чтобы-их-думать-и-чтобы-думать-через-них.

09:09 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Меня вчера ударило по голове зарплатой, с двух сторон, поэтому я внезапно купила себе книг в отпуск, понтового чая, поднос еды в "Готово" и платье по цене хорошего икеевского стеллажа. Слюшайтэ, ничэго нэ планыровала, только в офис сотового оператора зайти! Как вот вообще так получается. Говоришь себе: надо бы в "Модис", раз он по пути, глянуть там рубашку товарищу для фотосессии. И вот хопа - ты уже бегаешь босиком по понтовому бутику и меряешь офигительные изящные мешки для нестройных девчонок (пр-ва Италии и Германии), штук пятнадцать, один другого лучше, все - твоей мечты или близко к ней, и понимаешь, что без покупочки не уйдешь. Отсекаешь сущности по одной и с удовольствием коммуницируешь с продавщицей, коль скоро сама себе здравый совет в области одежды дать не можешь. Мешки для людей - вещь, скажу я вам. Называется бохо или как-то вроде и шьется из натуральных тканей. Иногда в этом участвует художественный вкус. Вот я вчера такое место внезапно нашла, где участвует, и кому тоже актуально, знайте: оно называется GELCO и бывает на третьем этаже "Успенского". Или другое. Говоришь себе: одна книжка для отпуска у меня уже есть, надо бы вторую (только вторую! еще третья запасена, дома ждет, а первая в рюкзаке болтается). Заходишь в лабаз "Читай-гэ", буквально на минутку, потому что уже знаешь, что именно цопнешь, давно запланировала. Ииии! Смотри-ка: через три минуты у тебя в руках шесть книжек, с каждой из которых ты хочешь поехать именно в этот отпуск. А еще через полчаса ты по уши в "Последней любви в Константинополе", и охранник тебя оттуда выстаскивает, приговаривая "магазин через пять минут закрывается". Паникуешь, начинаешь спешно примериваться к Прусту, потом машешь рукой, хватаешь три книжки вместо одной - но и вместо шести, с другой-то стороны, Павича пока что оставляешь за спиной и Пруста тоже, Камю вроде есть дома, пусть и не в таком удобном и легком издании, делаешь ставку на Исигуро, Памука и Дэвиса, а там как-нибудь разберешься. Оооок. А не то: прикидываешь зайти в "ЧД", низачем, просто пиалочки пощупать. Глядь-поглядь, уже перенюхала все банки с интересными чаями, "а можно мне два шарика вот этой связки с привкусом апельсина", "ооо, суперчай с брусничными листьями, брусникой, липой и вишней, упакуйте мне граммов тридцать на пробу, пожалуйста", "дегустация? а давайте", "что? новая бонусная карточка? оформляем", вот это все. Ну, хоть до офиса сотового оператора дошла; а потом буду говорить, как Андэ Пу, что эти блестящие кругляшки все время куда-то деваются.

14:58 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Запись-тест. Пытаюсь понять, как внутренне ощущается перепост из ВК.

Мне нравится знать, что мои вещи когда-то были чьими-то еще. Что эти штанки любили до меня и складывали в их карманы монетки. Что в кружку наливали чай и брали ее теплыми руками за гладкие бока, одновременно кося глазом на шоколадку. Что рубашку надевали в хорошие дни (и в плохие надевали тоже, и это немножко утешало, потому что рубашка удобная и яркая). Что стрелки часов успокаивали или подгоняли другого человека до меня. И так далее.

Мне нравится думать, что мои вещи однажды станут чьими-то еще. Я передам товарищу цацку, и он будет рад ей так же, как сейчас рада я. Что с платьем, переставшим быть актуальным, но напоминающим мне о славных днях юности, другой человек будет жить долго и счастливо. Что над книгой, с которой я провела не один приятный вечер, улыбнется кто-то еще. Так уже было со многими принадлежавшими мне предметами - и так будет еще много раз. Я снова и снова буду раздавать вещи с хорошей кармой и тепло смотреть им вслед.

Это как быть в потоке. Позволять, чтобы текло.
Это как у Брэдбери: "нам всем домой по пути, мы все заодно".
Это как жить в Риме. Особенно остро ощущать, что ты здесь - временно, и все, что у тебя есть, временно, и принадлежность тебя чему-то большему или чего-то большего (меньшего) тебе - очень условное понятие. Не то чтобы все принадлежало всем. Но многое принадлежит многим.

И все подвижно. Без твоего участия - или с твоим, если тебе хочется.

А мне хочется.

За это я люблю круговорот вещей в природе. Мир в моем понимании должен двигаться. И продляться. Не только глобально, но и локально. И это прикольно - чувствовать короткие движения и крохотные течения, помогать перемещаться вещам. От места к месту, от человека к человеку. Делать истории чуть длиннее. Умножать смыслы и сущности. Проходить сквозь вещи, смотреть, как вещи проходят сквозь меня, и удовлетворяться пониманием, что в среднем все проходит сквозь все.

Я еще вот так иногда поступаю: беру камешки, стекла и ракушки с одних побережий и переношу на другие. Или всякие штуки с газонов перетаскиваю из города в город, из страны в страну через границы. Стеклышки, шишки, желуди. Незаметный обмен мусором. Пересовывание низачем. Просто так. В рамках акции "маленькие личные ритуалы для неизъяснимого удовольствия". Я и в детстве так делала, но там - от двора ко двору, от квартала к кварталу, а сейчас масштаб вырос.

Еще это чем-то похоже на игру в шент. И на "секретики".

21:02 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Мой друг Лиса умеет правильно обставить подарение совы.

Это как?

А вот так.

Сову выбрать пермскостильную на родине стиля.
Три штуки.
Проспойлерить.
Разобещать.
Дождаться.
Подкрасться.
Затаиться в засаде.
Засаду назначить за углом, на изнанке места, где меня как раз стригут, в заведении "Вафли. Кофе. Блюз".
Там такие высокие деревянные столы со светлыми столешнями и удобные для болтания ногами барные стулья.
Заказать большую вафлю с консервными фруктами и взбитою сливкой.
А потом положить передо мной половину вафли, две совы из трех (на выбор) и факт, что скоро сюда придет Н.С. - просто выйдя из дома напротив.
Я даже не знала, что он там бывает. В доме напротив.
А он там был.

Короче: теперь у меня новый бронзовый товарищ пермская сова-хранитель. Помимо метафизических нужд, ее можно использовать для всякого. Черпать еду. Копать могилу для хомячка. Мало ли.

И очередная огонь-стрижка от Оли Смолиной у меня есть тоже.

Оля радикально поменяла концепцию. Сказала моей челке досвидос, все волосы зачесала назад, открыла лицо, по центру башки воздушно-легко-клочкасто подстригла, чтобы лохматилось пушисто и во все стороны, а по бокам выбрила бока. И на них дополнительно паутинку. Чтобы не жарко и красиво.
Ветер ворошит прическу - паутинку становится лучше видать.
Прикольно.

На газонах на Тургенева от "Коммуникатора" к Вознесенке, справа, живут жырненькие мышеньки-полевки.

Я начала активнее лежать в сторону отпуска: собрала аптечку и заказала страховку. Велела Н.С. надеть на меня фитнес-браслет и скачала приложение для него. Посмотрела прогноз погоды, увидела в нем два раза +35 - и выложила из ящика леденящие головные повязки, чтобы не забыть их взять. Договорилась с Редой, что завтра заберу у нее книжку (намерена снова ехать с бумагой). Чо-то еще сделала. Запуталась в этом всем. Перезаключила договор с Мегафоном, чтобы можно было его расторгнуть (не хочу больше участвовать в программе "роуминг от жадных упырей").

Осталось три рабочих дня и три нерабочих вечера. Лучшее время. Предвкушение выкручено на максимум - и сладко, сладко, сладко.

09:06 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Столкнулась в сетях с тем, как слово "секс" снабжают звездочкой-цензуркой по центру, превращая в "с*кс", и этот "с*кс" распространяется по инфопространству лавинообразно, неделю назад еще не видела нигде, а сейчас мелькает тут и там; новая мода? И вот мне интересно: это такое табуирование по аналогии с "п*здец" или "е@ать" (и слово "секс" стало неприличным и 18+) - или это по аналогии с "Б-г", и теперь секс не принято поминать всуе, по ничтожным поводам, так он велик и значим?

08:27 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Имею сказать: в ЕМИИ как раз сейчас проходят две отличные взаимодополняющие выставки - небесная и земная, цветная и черно-белая: "Богатыревы. Династия невьянских иконописцев" и "Кафе Лемитц". Чтобы понимать: на одной - фотографии из гамбургского бара, где собирались портовые грузчики, проститутки и прочее социальное днище + придонный ил, причем сымал человек швед в 1967-1970 годах; на второй - радость визуала старообрядческие иконы с невыразимо ясными цветами и обилием текста (не в смысле сопроводительного музейного, а в смысле - прямо на иконе), очаровательными деталями и барокко во все поля. К фотографиям гамбургских маргиналов (их, кстати, три зала) прилагаются краткие и емкие цитаты фотографа о том, как он все это понимает; к иконам (два зала) - супервитрина про то, на чем и из чего все это сделано, + немного картинкотабличек - комментариев к очистке и реставрации. На удивление: выставки весьма необременительные, хотя казалось бы; они очень для радоваться (и даже для поржать над архангелом Мишей лично) и для задуматься.
Я не то чтобы стронгли, но прямо рекомменд.

А Символ веры в картинках от Богатыревых - прям комикс в лучших традициях 19 века, квадратно-гнездовой.

21:01 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
А ровно через неделю я уже буду в Стамбуле.

08:46 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Про выпускной, видимо, буду всякими ассоциативными кусочками.

В лицее Н.С. одно время называли "Черным Драконом"; в годы классного руководства родители учеников спрашивали его: "Андрей Михайлович, вы же еще не перестали играть в ролевые игры? А, отлично, а то мы как раз думаем, что вам подарить, и вот нашли магазин "Антураж"..." (и действительно вручили потом сертификат в оный); с какого-то выпускного Н.С. пришел с книгой Умберто Эко "Полный назад" и с огромной мягкой селедкой из ИКЕИ, по имени Лизель; в этот раз ему преподнесли часы на цепочке. С гербом Слизерина. Трам-пам-пам. Привет декану Трэверсу.
И еще - написали трогательное письмо с признанием в любви.

Вот, блин, смотрю на это (и еще раньше смотрела на подобное) и чувствую, что что-то упустила. Когда еще катать такие письма, как не в лицейские годы? "Я вам пишу, чего же боле". Но я, блин, почему-то нет. В собственно годы я решила, что ничем так эффектно, безопасно и при этом не слишком обременительно не выражу свои чувства, как мелкими и средними подарочками (например, бутылкой коньяка, бутылка коньяка универсальна и допускает трактовки)), а на последнем звонке (кажется; или перед выпускным?) выступила в устной форме. "Я вас люблю. - Я знаю. - Но вы все равно ублюдок. - *осклабившись, как упырь* Я знаю". Нда. Выбор слова был неточным, я имела в виду примерно "вы отморозок, у которого нет ничего святого, но все равно эмоциональную связь с вами я оцениваю сугубо положительно и рада ей, хотя по-хорошему за некоторые вещи принято бить снегоуборочной лопатой по лицу; зато было увлекательно, спасибо". Но я была юна, стеснительна и косноязычна. Впрочем, даже выбранная формулировка показывает, что и в те времена мои чувства не были чистейшей прелести чистейшим образцом; вдобавок в эпистолярном жанре (в отличие от неформальных отношений) я никогда не была особо сильна, тем более что меня преследовало острое ощущение если не тютчевской лживости изреченной мысли, то как минимум недостаточности любых слов - раз, и краткость никогда не состояла в родстве с моим талантом - два.
Впрочем, я писала зато стишочки. Местами сиропноватые, сладкие и перелириченные. Но показывала их в основном не тем, кому они адресованы: тяга к опасности во мне компенсировалась тягой избежать опасности, и инстинкт самосохранения побеждал чаще.
И еще: я два года считала, что люблю одного, а эпическое признание с расставлением всех точек над i сделала другому. Потому что в самом финале со мной случилась дзенская притча! Я была в ней главным героем и утонула в ясности понимания ("что это было, папа? - море, сынок. - где?"). Как Сашка Самохина ("насыщенная эмоциональная жизнь, Александра"), которая долго разбиралась на части, а потом собралась и провернулась до щелчка - в один миг, но уже была иной.

... блин, все понимаю. Но при взгляде на часы и конверт с письмом меня охватывают легкая тоска, поверхностная ностальгия и - где-то по краю - ощущение навсегда упущенной возможности. А точнее, нет: грусть от осознания того, что я в принципе была лишена подобной возможности (но вот если бы я была другой...). И как у Горалик: "Кому бы сказать: я люблю тебя, я люблю тебя, Лёля!"?

Чтобы закончить на позитивной ноте. Н.С., получив бархатный мешочек с часами (и еще не зная, что с часами), взвесил этот мешочек на руке и воскликнул с радостью человека, которому только что дали в личное пользование Очень Полезную Вещь:
- О, им можно пробить череп! И не один!

13:55 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Перечитывала вчерашний пост - поняла: в 16-17 лет я не умела думать капс локом. Поэтому все, что я думала громко и эмоционально интенсивно, я думала с большим количеством восклицательных знаков.
А сейчас я вообще не думаю больше, чем с одним восклицательным знаком за раз. Зато где-то думаю капс локом и еще - с форматированием текста: выделение жирным, выделение курсивом, вот это все. И со смайликами-скобочками тоже думаю.

К вопросу о бытии, определяющем сознание.

Я же _правда_ иначе думала в докомпьютерную эпоху.
И помню, как это происходило; вот, скажем, не сосредотачиваясь, довольно точно воспроизвела характерную особенность мыслей, какими они были тогда, но какими им не свойственно быть сейчас (и уже давно не свойственно).

10:04 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Вопрос на засыпку: а у вас в быту кто кого чаще определяет, бытие - сознание или сознание - бытие? Где вы диктуете, что тут будет реальностью, а где реальность диктует, как вы будете думать? Какой кусочек вы отвоевали себе в этой войне, полной вашего участия и вашего неучастия?

Что-то во мне назначает, что будет считаться реальностью среди меня.
Граница реального, настоящего проходит примерно по данности явления в ощущениях и по способности вызывать чувства (эмоциональные реакции). В этом смысле, например, жизнь наяву для меня принципиально не ценнее снов, а сны не ценнее жизни наяву: происходящее весомо-в-эмоциях примерно поровну; ну, ладно, явь весомее за счет связности и за счет того, что содержание снов я включаю в нее сознательно и по выбору, а содержание яви в сны - неосознанно и вне выбора. А вот персонажи любимых книг, скажем, куда реальнее внутри меня, чем персонажи политических новостей (по возможности непосредственно влиять на меня и на мою жизнь), и находятся примерно на уровне хороших приятелей. Достижения/понимания на РИ или во сне ничуть не менее значимы, чем достижения вне РИ - зависит только от того, насколько они меня задели. Проняли. А не от области, где случаются. Внутренние весы срабатывают куда быстрее внешних. А еще - чем шире я могу воспользоваться чем-то, тем оно реальнее. И вот: где бы я ни была, наяву ли, во сне, на РИ, я есть там с максимально возможной в моменте интенсивностью. Присутствую/живу изо всех наличных сил. Получаемые ресурсы, соответственно, сравнимы. Дофамин, выносимый из РИ (или других хобби), не презреннее для меня, чем дофамин из других активностей, и порции его не кажутся мне меньше; и с реальностью задач примерно та же история.

* * *

И вот еще что. Лучше всего я умею учиться. Потому что дольше всего в жизни меня учили учиться. И даже когда учили работать - поощряли за успехи не в работе, а в учении. Говорить, что это меня не сформировало, грешить против внутренней правды.
"Здравствуйте, а можно я буду работать тем, кто учится?".
Хм-хм.

* * *

Кстати о снах. Сегодня снилось про "Евгения Онегина" - что на самом деле это почти история Пигмалиона. То есть расклад во сне был такой: Пушкин - физически реален, Онегин - физически реален и действительно "добрый приятель" Пушкина, а вот Татьяна - Галатея, созданная Пушкиным специально для Онегина. Выдумка, вписанная в реальную семью Онегинских соседей. Сотканная из слов - сперва воздушно, а потом плотнее и плотнее, в результате чего обрела свойства реальной и действительно живьем появилась в том же пространстве, где функционировали Онегин и Пушкин. "Вижу тебя как наяву". И так вышло, что через слова демиург вдохнул в Татьяну часть своей души. Еще это было в немалой мере похоже на "Смотрителя" Пелевина. Онегин сперва не оценил подарка друга, а потом было уже поздно, тем более что подарок, сконденсировавшись в реальном мире, перестал подчиняться воле творца. С кристальной ясностью это вставало передо мной во сне: строки "я так люблю // Татьяну милую мою" как раз и обозначали отношение творца к плоду его воображения, ставшему с ним одинаково реальным; и еще: даже обретя физическое существование, Татьяна сохраняла особую связь с миром эфемерного: фантазий, снов, мечтаний, воображения. В моем сне она еще и ходила немного над землей, не соприкасаясь с поверхностью, и разговаривала с призраками.
Далее мне снилось, что я по сути своей - аналог Татьяны. Создана из слов и обладаю не целой бессмертной душой, а частью авторской, сколько там ее перетекло по пуповине слов. И что я такая не одна. И что нас можно отличать по способу взаимодействия с миром. "Коль скоро я рождена не так, как ты, то и думаю не так, как ты", вот это все.

22:23 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Вообще, тут могла бы быть запись про выпускной. Я вчера сходила на лицейский выпускной, впервые со времен своего собственного (14 лет назад; и знаете что? сейчас все совсем другое!); и правда в том, что вот я написала половину одного поста, потом половину второго - и стремительно сбилась на стишочек. Как раньше бывало: зацепилась за образ, неожиданный для меня самой и живо трепещущий на языке, образ раздробился на строчки (типа как разделяется боеголовка в фильмах про Бонда), а потом все само потекло. Но - о диво - не прекратило течь через три минуты так же внезапно, как и началось, а через двадцать минут дотекло до логического конца. Значит, меня прям проняло. Ну, или значит, полезно перечитывать Сэй Сёнагон. Что-то значит, не знаю.
Теперь у меня есть стишочковый диптих (пафосный), но ни одного целого поста.

ладно, пусть пока диптих.

* * *

АПД. Шок вчерашнего вечера: сейчас нет серебряных медалей! Вообще больше нет как явления!
А я-то себе в свое время серебряную выбрала. Мне вообще так-то золотую предлагали, но у меня были натянутые отношения с золотом, я на полном серьезе считала "лучше никакой, чем золотая" и "пусть я буду нарушитель семейной традиции, я все равно уже по уши он, а так получусь по макушку, какая разница". Серебро же, в отличие от золота, влекло меня символически, так что я решила вопрос в пользу него. Тем более что делать было ничего не надо, только экзамены писать не вместе с классом, а в отдельном загоне кабинете.

У Лизылисенка подобного выбора не было, так что она получила золото.

И первая вообще из всех выпускниц была вызвана на сцену за своей медалью.

Вышла - в самосшитом платье из (лучшей ролевой ткани) габардина, условной средневековке с фэнтезийными рукавами и псевдокорсетной шнуровкой на груди, очень трогательная и очень эффектная. Самая непохожая на других из всех непохожих. Такая... Кейли, да. Платье было в два цвета - черешневый и белоснежный.
Картина из тех, которые я сохраню в себе надолго, но описать затруднюсь. Тем более что самое главное - только мне.

... надо будет спросить, о чем Лиза в этот момент думала.
Я вот до сих пор очень хорошо помню, о чем я думала в аналогичной ситуации. А думала я вот что: "гребучие эльфийские босоножки!!! обувь на платформе - больше никогда!!!", "главное - не навернуться еще четыре шага!!!", "зря я продавилась и согласилась на нарядные брюки, надо было отстаивать джинсы, я же знала, знала, что в нарядной одежде всегда чувствую себя отвратительно!!!", "куда конь с копытом, туда и рак с клешней, блин!!", "когда буду выходить за аттестатами вместе с классом - сниму эти гробы с ног и пойду босиком, нет сил!!!". А могла бы, между прочим, думать о былых славных днях на этой сцене. И что именно здесь, в ДК "Урал", я получила наименование "Леголасик". И что папе с мамой, наверное, приятно на меня смотреть. И что я, пожалуй, молодец согласно абстрактному общественному мнению. И что мне больше никогда не будет семнадцать, только в этом году. И о тысяче других достойных вещей могла я думать! Но недостойные босоножки затмили все. Я навернулась на них, кстати. Прямо на сцене. Но не сильно.

С тех пор я не одевалась нарядно. Ну, то есть как: общепринято нарядно. Потому что физическое и душевное равновесия - это, черт возьми мои эльфийские босоножки, важно.

20:55 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Когда не делают подарочек, а очень хочется, я просто делаю его себе сама как можно скорее и счастлива. Безо всяких там.

Короче: у меня новая керамическая штука. Очень про берег Атлантического океана в Мимизане (снаружи) и нежно-фиолетовую внутренность моллюсковых раковин (внутри). И еще она такая... немного - как пломбир в специальном плоском стаканчике, если брать рукой, и овальная, если сверху смотреть. И большая: двум рукам не тесно, одной - весомо. И тактильная. Там есть специальные небольшие ямочки (как от капель в песке), чтобы палец подушечкой в них попадал и радовался: это - мое место!
Келерамика, конечно.
"Песчаная книга".
А ведь изначально-то я зарилась на мхом поросшую пиалу "Между дождями" (как раз тема этого лета).
Мне отчаянно нравится, как штуки от Келе уверенно присутствуют в мире. И еще - что Келе продает ассоциации.

Продолжая тему с подарками вообще. Для меня важна еще и спонтанность. Если практиковать подход агента Купера "два подарка себе в день, по расписанию", то даже это надо иногда разбавлять незапланированными акциями, по зову души. Более масштабными по сравнению с тем, что обычно происходит по расписанию. Чтобы пробирало даже сквозь привычку.

... а еще прямо сейчас я жру чужой подарочек: мама Лизылисенка подарила Н.С. коробку "мерсишечек", огромную, как крупного ежа катком раскатать. Там "мерсишечки" в три ряда, как шоколадные клавиши этого. Клавесина. Уааа. И больше всего - молочных! Уааа, уаааа.

09:26 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Оу, прекрасное далеко, ты теперь близко. И на 50% глухо к просьбам, хорошо, что только на 50.

08:33 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
В качестве трофеев с Ночи музыки вынесла две чудесные бусинки (подарок Реды) и пятилепестковый спиннер (подарок Н.С.). Не спрашивайте.

Вообще: в этом году я впервые выбралась на Ночь музыки. Раньше довольствовалась тем, что приходило ко мне прямо в дом: в южные комнаты - из Оперного театра, в западные - из барбершопа напротив. А тут вооружилась компанией в лице Реды и Скапи и пошла приключаться нимношк, от точки к точке.

по маленькому пятачку центра, но тем не менее.

07:44 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
О власти несбывшегося и упущенных возможностях такая телега: в субботу с утра я сама, добровольно отказалась зайти в гости к профессору М--ву. Осталась сидеть у подъезда, между забором и зарослями, пока Н.С. поднимается за подписью на документы (а ему предлагают кофе и водят по квартире, показывают, чокак - потому что ваще-т все происходит в интереснейшем конструктивистском здании).
Кофе у М--ва. То есть никто не мог этого предполагать на старте, но все равно поражаюсь себе (как-то вчуже).

А вечером таки променяла "Фотоувеличение" Антониони на большом экране (на английском языке с субтитрами, безо всякого поганого дубляжа!) на модуль. И тоже так же: глухо. Ничего не почувствовала. Как будто вообще не жила внутри Ласьки, а решения о ее жизни принимала из точки за тысячу километров от этой самой жизни. Что-то типа дистанционной компьютерной игры, позвонить помощнику и сказать: ну ты там типа передвинь героя туда-то. Или, знаешь, нет, а вообще не трогай.

Что-то о потрясающем равнодушии к происходящему со мной.

После этого без удивления смотрела, как Марго передает честь поединка с Оуэном Вранокрылым командиру в лице Ивановой. Вместе со всей ответственностью за последующие то есть решения и ход событий. "Что вы можете сказать о доверии в партии? - ВОТ". На самом деле Марго с Ивановой и Риш - как Даре с Владом и Алькой; ну, и каждое ведомство должно заниматься своими делами, а поединок - дело воина, а не убийцы/палача, рассекателя связей.

"И все-таки расскажите мне о вашем конунге".
Пространство мифа - вне языка. Думаю, каждый был уверен, что говорят - на его родном. Только вот об этом подумала Ласька, а Марго вообще не подумала: кому что;

зато Марго познала обе стороны созданного воронами поля: и агрессию, и сексуальную активность. Впервые со времен появления у нее Меча (а у Меча - ее) возникло что-то такое, в категории сексуального. Одни вещи где-то сильнее других, и бесконечно интересно наблюдать, какие, где и которых.


... но кофе у М--ва. Блин. Проснулась, очнулась и такая: КАК ЖЕ ЭТО Я.

08:29 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Флешмоб, день седьмой и последний (среда).

08:04 

"в густом лесу мифологем признаться бы, но в чем?" ©
Флешмоб, шестой день (вторник).

@темы: мой посткроссинг

Дорога на юг

главная